Ключевые слова: сравнительное литературоведение, русско-английские литературные связи, русско-немецкие литературные связи, перевод, восточная повесть.
Скачать:

PDF

Для цитирования:

Трахтенберг Л.А. Восточная притча О. Голдсмита в журнале «Ни то ни сё» // Studia Litterarum. 2021. Т. 6, № 1. С. 382–395.

https://doi.org/10.22455/2500-4247-2021-6-1-382-395

Автор: Л.А. Трахтенберг
Сведения об авторе:

Лев Аркадьевич Трахтенберг — доктор филологических наук, доцент, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Ленинские горы, д. 1, ГСП-1, 119991 г. Москва, Россия.

ORCID ID: https://orcid.org/0000-0002-4345-0955

E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Дата поступления: 02 июля 2020 г.
Дата публикации: 25 марта 2021 г.
Номер журнала: 2021 Том 6, №1
Рубрика: Текстология. Источниковедение. Публикации
Страницы: 382-395
DOI:

https://doi.org/10.22455/2500-4247-2021-6-1-382-395

Индекс УДК: 82.09
Индекс ББК: 83.3

Аннотация

В работе показано, что статья «Циу-Циу. Китайская тайная повесть», опубликованная в № 9 журнала «Ни то ни сё» за 25 апреля 1769 г., представляет собой фрагмент произведения О. Голдсмита «Гражданин мира, или Письма китайского философа» (1760–1761, отд. изд. 1762), переведенный с некоторыми изменениями. Перевод предположительно атрибутируется Федору Лазинскому. Прослеживается путь, пройденный сюжетом Голдсмита от английского подлинника до русской версии. Из французского перевода произведения Голдсмита, выполненного П. Пуавром (1763), притча перепечатывается в журнале «Recueil pour l’esprit & pour le cœur», где приобретает название «Ziou- Zioung» (1764). Текст французского журнала, в свою очередь, переводится на немецкий язык и публикуется в журнале «Berlinisches Magazin» (1765), откуда сюжет и заимствует русский переводчик. Отрыв от исходного контекста и цепь изменений при последовательных переводах, несмотря на то что каждое из них по отдельности незначительно, приводят к существенному изменению смысла. Если сатира Голдсмита направлена на тех, кто гордится не заслуживающими этого предметами, то в немецкой и русской версиях обличается гордость как таковая.

Полный текст (HTML)

 

 

Знакомство с творчеством О. Голдсмита в России начинается с 1763 г. В этом
году в журнале «Ежемесячные сочинения и известия о ученых делах» печатается «Китайская повесть» — перевод фрагмента из эпистолярного
романа Голдсмита «Гражданин мира, или Письма китайского философа»
(“The Citizen of the World, or Letters from a Chinese Philosopher”), впервые
опубликованного в 1760–1761 гг. в газете “The Public Ledger” [2, с. 26; 9,
с. 7–8]. «Китайская повесть» появляется в русском журнале со ссылкой на
источник, но без указания имени автора. Имя Голдсмита в России узнают в
1770-х гг., а переводы его произведений с указанием авторства появляются
с 1780 г. [9, с. 9; 4, с. 276; 3, с. 60].
Между тем еще в 1769 г. в журнале «Ни то ни сё», который издает
В.Г. Рубан, появляется притча под названием «Циу-Циу. Китайская тайная
повесть» [19, № 9, с. 69–70]. Как удалось установить, эта притча представляет собой переведенный с некоторыми изменениями фрагмент того же произведения Голдсмита, что и «Китайская повесть», — «Гражданина мира».
Таким образом, она оказывается вторым по счету отрывком из Голдсмита,
опубликованным по-русски.
То, что источник этой статьи «Ни того ни сего» до сих пор не был
установлен, объясняется длинным путем, который проходит ее сюжет за девять лет, отделяющих произведение Голдсмита от русской версии. В этой
цепи преемственности, насколько ее удалось воссоздать, пять звеньев, и она
соединяет четыре европейских литературы. Между английским подлинником (согласно определению В.Д. Рака: [8, с. 7]) и статьей в журнале «Ни
то ни сё» находятся три промежуточных текста: два на французском языке
и один — на немецком. При этом еще во второй из французских публика-
Текстология. Источниковедение. Публикации / Л.А. Трахтенберг
385
ций, где притча изымается из контекста «Гражданина мира», утрачивается
указание на автора, так что перед русским переводчиком текст предстает
как анонимный. В том же французском издании притча приобретает отсутствующее в подлиннике название, которое сохраняют и немецкая, и русская
версии.
Произведение Голдсмита имеет форму писем от лица китайского
мыслителя. Голдсмит продолжает давнюю традицию (см.: [14; 13]): прием
изображения европейских нравов с точки зрения иностранца — уроженца Востока, как в «Персидских письмах» Ш. Монтескьё, или дикаря, как в
«Простодушном» Вольтера — широко распространен в эпоху Просвещения.
Этот прием создает эффект остранения, давая широкие возможности для
критики иррациональных, по мнению просветителей, обычаев европейского общества.
Притча, являющаяся подлинником статьи в журнале «Ни то ни
сё», помещена в письме LXI, посвященном честолюбию [35, p. 279–282].
Большую часть статьи составляет рассуждение; притча, иллюстрируя его,
завершает текст. Китайский философ удивляется обычаю европейских монархов награждать за заслуги орденами, недоумевая, почему «примерно два
ярда голубой ленты, которую носят через плечо» [35, p. 248], считаются достойной наградой за увечье, полученное в бою, или растрату собственного
состояния, на которую приходится идти дипломату, чтобы поддержать престиж своего государства.
Притча рассказывает о китайском мандарине, гордящемся украшенным драгоценными камнями платьем. Один бонза, т. е. буддийский монах,
следует за мандарином, кланяется ему и благодарит за эти камни. Мандарин
удивленно спрашивает, почему: ведь он не дал бонзе ни одного. Бонза же отвечает, что смотрел на камни — а ведь сам мандарин ничего другого с ними
тоже не может сделать; разница лишь в том, что мандарину приходится охранять их.
Заслуживает внимания характеристика бонзы. Она — неожиданно для персонажа, который выступает в роли резонера, — пейоративная:
“an old sly Bonze” [35, p. 250], т. е. «старый хитрый бонза». Это значит, что
превосходство бонзы над мандарином интеллектуальное, а не моральное,
и, следовательно, он высмеивает не столько безнравственность вельможи,
сколько глупость. Такая трактовка сюжета соответствует содержанию эссе,
Studia Litterarum /2021 том 6, № 1
386
в состав которого он входит. Однако в последующих версиях этот фрагмент
текста постепенно трансформируется, что приводит к переосмыслению сюжета в целом.
В 1762 г. «Гражданин мира» печатается отдельным изданием. Уже в
1763 г. книга Голдсмита выходит во французском переводе Пьера Пуавра
(Pierre Poivre)1
. Притча о мандарине передается здесь в целом точно [34,
p. 173–174]. Однако характеристика бонзы меняется. Эпитету подлинника
sly во французском переводе слову соответствует crasseux — ‘грязный’ [34,
p. 173]. Его можно понять как в прямом, так и в переносном значении: один
из примеров «Словаря Французской академии» — vilain crasseux ([26, p. 437,
s. v. Crasseux]; vilain — ‘негодяй’). Не исключено также, что этот перевод —
результат смешения двух отчасти сходных по звучанию английских слов,
толкования которых в предположительно доступных переводчику словарях
даются рядом: sly и sluttish (последнее действительно означает ‘грязный’,
см.: [30; 24; 20, s. v. Sluttish, Sly]2
). Если переносное значение соответствует семантике контекста, то прямое открывает путь к его переосмыслению:
грязный, неопрятный вид — свидетельство бедности, и в контексте философской притчи это можно истолковать как знак мудрого презрения к земным благам, т. е. как положительную характеристику. Этот семантический
потенциал, однако, в полной мере реализуется лишь в дальнейшем, когда
притча теряет связь с исходным контекстом.
Характерно, что эта притча, но вне контекста эссе, включена в состав
пространной рецензии на французское издание книги Голдсмита, помещенной в журнале «Bibliothèque des sciences et des beaux-arts» [23, p. 469].
Она приводится, наряду с несколькими другими, как пример формы восточной повести, которую, по мнению рецензента [23, p. 468], Голдсмит
использует с исключительным умением, напоминающим о классическом
образце английской эссеистики — журнале «Зритель» Дж. Аддисона и
Р. Стиля (где этот жанр, действительно, широко представлен: [11, p. 79–85,
112–118, 169–173]). Не исключено, что упоминание в этой статье способствует дальнейшему переходу повести в журнальный контекст, с которым
рецензент не без оснований ее сближает на основании жанрового сходства.
1 Переводчик установлен по справочникам: [27, p. 206–207; 12, p. 416].
2 В указанных словарях пагинация отсутствует.
Текстология. Источниковедение. Публикации / Л.А. Трахтенберг
387
В 1764 г. притча о мандарине перепечатывается без имени автора в
журнале «Recueil pour l’esprit & pour le cœur» (см. об этом издании: [16]).
При этом она теряет связь с контекстом: эссе, в составе которого притча выступает у Голдсмита, не воспроизводится. Текст в основном дословно соответствует переводу Пуавра, но сделано важное дополнение: безымянный в
подлиннике мандарин получает имя Ziou-Zioung [36, p. 112]. В качестве имени персонажа использовано название высоко ценившегося сорта чая (см.:
[25, S. 116; 32, p. 185; 28, p. 324]). Кроме того, притча приобретает заголовок,
в роли которого выступает имя мандарина.
В 1765 г. притча выходит в переводе на немецкий язык в журнале
«Berlinisches Magazin». Сохраняется название «Ziou-Zioung», к которому добавляется подзаголовок: «Eine Chinesische Anekdote» — «Китайский
анекдот» [21, 1. Stück, S. 31]. Перевод соответствует французскому источнику, но в характеристике бонзы происходит еще один, казалось бы, незначительный семантический сдвиг. Французскому crasseux в немецкой версии
соответствует определение übelgekleideter — ‘плохо одетый’. В контексте
притчи этот эпитет теряет пейоративные коннотации. При этом однокоренные слова Kleidung ‘платье’, использованное в характеристике мандарина, и
übelgekleidet, относящееся к бонзе, дополнительно подчеркивают антитезу
персонажей.
Сатирический аспект в характеристике мандарина усилен. Сделано
это грамматическими средствами. И в подлиннике, и во французском переводе семантика гордости выражена слитно с указанием на ее предмет:
“A Mandarine, who took much pride in appearing with a number of jewels on
every part of his robe…” [35, p. 282]; «Un Mandarin, qui se targuoit beaucoup de
pouvoir montrer une robe toute couverte de pierreries…» [34, p. 173]. Немецкий
переводчик предпочитает фразеологическому обороту конструкцию с придаточным предложением: «Einem Mandarin, Namens Ziou-Zioung, der seinen
Stolz dadurch offenbarte, daß er sich immer in einer mit Brillanten besetzten
Kleidung zeigte…» [21, 1. Stück, S. 31]. Семантическим центром конструкции
становится абстрактное имя Stolz — ‘гордость’. Конструкция подчеркивает,
что богатая одежда — лишь средство, с помощью которого персонаж выражает (offenbart — буквально ‘проявляет, показывает’) присущую ему черту характера. В результате общий смысл оказывается иным: если Голдсмит
смеется над тем, кто гордится пустым, не заслуживающим этого предметом,
Studia Litterarum /2021 том 6, № 1
388
то в немецком переводе гордость независимо от предмета осуждается как
порок. Разумеется, такое переосмысление становится возможным постольку, поскольку сюжет отрывается от контекста, который он комментирует в
подлиннике.
Благодаря тому, что сатирический элемент в образе бонзы снят, а в
образе мандарина — подчеркнут, противопоставление действующих лиц
приобретает новый смысл — прежде всего, нравственный. Теперь оно соответствует характерной для жанра притчи и усвоенной просветительской
сатирой модели образной системы, где порочному персонажу противостоит
добродетельный мудрец — резонер.
На протяжении второй половины 1760-х гг. притча о мандарине перепечатывается, также под названием «Ziou-Zioung», и в других изданиях
на немецком и французском языках [22, S. 53; 33, p. 94]. Однако источником
русской версии служит именно «Berlinisches Magazin». Такой вывод можно сделать на том основании, что в журнале «Ни то ни сё» помещены еще
три статьи, заимствованные из этого же источника. Все они опубликованы
на протяжении пяти недель: в № 9 за 25 апреля, № 13 за 23 мая и № 14 за
30 мая.
Одна из них, «Великодушие дикого человека» [19, № 14, с. 105–108] —
повесть о воине-индейце, потерявшем в бою сына, но пощадившем пленного врага-англичанина и отпустившем его на родину к отцу, — помечена:
«Переведено из Берлинского магазейна Ф.Л.» (см.: [21, 6. Stück, S. 645–648],
«Die Größe eines Wilden. Eine Erzählung»)3
. Инициалы Ф.Л. соответствуют
подписи под другой переводной статьей — восточной повестью «Омар»:
«Переведена Ф. Лазинским» [19, № 13, с. 97–103]. С этих переводов начинается литературная деятельность Федора Лазинского [7, с. 184].
Источник повести «Омар» в журнале «Ни то ни сё» не указан, но она
также представлена в «Berlinisches Magazin» (см.: [21, 1. Stück, S. 89–96],
«Omar. Eine orientalische Geschichte»). Подлинники этих двух повестей известны. Повесть «Омар», по указанию Ю.Д. Левина [2, с. 92], принадлежит
С. Джонсону: она восходит к его моралистическому журналу “The Idler”
[31, p. 270–275]. «Великодушие дикого человека», как отмечает В.Д. Рак
[5, с. 195–196], — получившая широкую известность повесть Ж.-Ф. де Сен3 Заимствование повести из «Berlinisches Magazin» учтено в библиографии П. Древса [15,
S. 254] и обзоре В.Д. Рака [6, с. 406].
Текстология. Источниковедение. Публикации / Л.А. Трахтенберг
389
Ламбера, впервые опубликованная в 1765 г. в «Gazette littéraire de l’Europe»
[37] и в дальнейшем неоднократно переиздававшаяся, в том числе несколько раз на русском языке.
Четвертый материал из «Berlinisches Magazin» в журнале «Ни то
ни сё» — анекдот без названия «Аглинский кавалер и виргинский губернатор Гок…» [19, № 9, с. 70–71], опубликованный в том же номере, что и
повесть «Циу-Циу», непосредственно вслед за ней с пометой: «Переведено
с немецкого», которую, очевидно, можно отнести к обеим повестям вместе.
В анекдоте рассказывается о том, что на поклон проходящего мимо раба
губернатор отвечает еще более низким поклоном. На вопрос купца, зачем
он так поступает, губернатор отвечает, что постыдился бы оказаться менее
учтивым, чем невольник. В «Berlinisches Magazin» эта статья снабжена заголовком, указывающим на источник: «Anecdote aus dem London Magazine.
Aug. 1764» [21, 2. Stück, S. 198]4
. В.Д. Рак предполагает, что Лазинский является переводчиком и этого анекдота, на том основании, что он включен в
состав книги Лазинского «Повесть дворянина T.L. Орлеанской провинции,
писанная им самим о жизни деда, отца и своей» (1786–1787; см.: [7, с. 186]).
Поскольку три прочих перевода из «Berlinisches Magazin» атрибутируются Лазинскому, есть веские основания предполагать, что переводчиком
повести «Циу-Циу» также является он.
Все четыре статьи взяты из одного и того же тома «Berlinisches
Magazin» — первого, за 1765 г., но из разных номеров. В частности, помещенные в журнале «Ни то ни сё» рядом статьи «Циу-Циу» и «Аглинский
кавалер…» заимствованы соответственно из № 1 и № 2. Очевидно, переводчик с самого начала работы располагает годовым комплектом немецкого
журнала и выбирает из разных его частей подходящие материалы.
Имеющийся в русском тексте подзаголовок «Китайская тайная повесть» на первый взгляд может показаться удивительным, поскольку никакой тайны сюжет произведения не содержит. Между тем он точно соответствует немецкому подзаголовку «Eine Chinesische Anekdote». В XVIII в. жанр
анекдота ассоциируется с идеей тайны (см.: [10, p. 60; 17]); соответствующее
слово толкуется как historia arcana, histoire secrète, geheime Geschichte — ‘тайная история’ (см., например: [29, Kol. 103; 38, S. 22]). В частности, именно
4 См.: “Anecdote of Sir William Gooch, Sometime Governor of Virginia” [39, p. 417].
Studia Litterarum /2021 том 6, № 1
390
такое определение слова анекдот — «тайная повесть» — дает Н.Г. Курганов
в словаре, приложенном к «Российской универсальной грамматике» [18,
с. 417], в дальнейшем переиздававшейся под названием «Письмовник»5
.
Сатирико-дидактический пафос повести в русской версии усиливается по сравнению с немецкой. Вот ее начало: «Китайский вельможа, именем
Циу-Циу, толико тщеславен был, что всякий день всем приходящим к нему
показывал свое богатое украшенное алмазами платье» [19, № 9, с. 69]. Если
гордость не всегда имплицирует пейоративные коннотации, то тщеславие — характеристика, безусловно, негативная. Как и слово Mandarin, слово
Bonze передается русским эквивалентом, сглаживающим культурную специфичность китайских реалий. В русском переводе этот персонаж — «старый, худо одетый нищий» [19, № 9, с. 69]. Антитеза вельможи и нищего еще
более, нежели в немецком тексте, подчеркивает притчевый социально-этический стереотип.
Впечатление довершает заключающая статью сентенция, которую
произносит нищий: «Что до меня принадлежит, то я ни для какого богатства
спокойствия души моей нарушить не желаю» [19, № 9, с. 70]. Она не находит соответствия ни в одной из предшествующих версий. И в подлиннике
Голдсмита, и в переводах на французский и немецкий языки бонзе присуща
ироническая мудрость, которая сказывается в его реплике, служащей пуантом текста. Ироническая фраза сохранена и в русском варианте, однако она
затеняется следующей за ней серьезной моральной максимой.
Таким образом, пройдя путь от английского подлинника через французский и немецкий переводы к русской версии, на каждом этапе претерпевая, пусть незначительные, трансформации, притча Голдсмита меняет
смысл. В подлиннике она направлена против беспочвенной гордости, в русском же варианте (как и в немецком) — против гордости как таковой. Если у
Голдсмита ум бонзы противостоит глупости мандарина, то в русском тексте
нищий в своей нравственной правоте изобличает порочного вельможу. Там,
где английский писатель прибегает к иронии, русский переводчик выбирает
ясность морали.
5 Хотя на титульном листе «Российской универсальной грамматики» обозначен 1769 г.,
фактически она выходит позже: объявление о ее продаже помещено в «Санкт-Петербургских
ведомостях» за 2 марта 1770 г. [1, с. 130–131]. Поэтому рассматривать книгу Курганова как
источник использованного переводчиком эквивалента не приходится.

Список литературы


Исследования


1 Западов А.В. Журнал М.Д. Чулкова «И то и сьо» и его литературное окружение // XVIII век. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. Сб. 2. С. 95–141.

2 Левин Ю.Д. Английская просветительская журналистика в русской литературе XVIII века // Эпоха Просвещения: Из истории международных связей русской литературы. Л.: Наука, 1967. С. 3–109.

3 Левин Ю.Д. Голдсмит // Русско-европейские литературные связи. XVIII век. Энциклопедический словарь. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2008. С. 60–61.

4 Левин Ю.Д. К истории восприятия в России Оливера Голдсмита // Русская литература. 1994. № 2. С. 269–277.

5 Рак В.Д. Библиографические заметки // XVIII век. СПб.: Наука, 1995. Сб. 19. С. 187–222.

6 Рак В.Д. Иностранная литература в русских журналах XVIII века (Библиографический обзор) // Русско-европейские литературные связи. Энциклопедический словарь. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2008. С. 316–410.

7 Рак В.Д. Лазинский // Словарь русских писателей XVIII века. СПб.: Наука, 1999. Вып. 2 (К—П). С. 184–186.

8 Рак В.Д. Русские литературные сборники и периодические издания второй половины XVIII века (Иностранные источники, состав, техника компиляции). СПб.: Академический проект, 1998. 336 с.

9 Топоров В.Н. Пушкин и Голдсмит в контексте русской Goldsmithiana’ы (к постановке вопроса). Wien: Gesellschaft zur Förderung slawistischer Studien, 1992. 222 с.

10 Burke P. Publicizing the Private: The Rise of “Secret History” // Changing Perceptions of the Public Sphere / ed. by C.J. Emden, D. Midgley. N.Y.; Oxford: Berghahn Books, 2012. P. 57–72.

11 Conant M.P. The Oriental Tale in England in the Eighteenth Century. N.Y.: Columbia University Press, 1908. 312 p.

12 Conlon P.M. Le Siècle des Lumières: bibliographie chronologique. Genève: Librairie Droz S.A., 1994. T. 13: 1761–1763. 482 p.

13 Crane R.S., Smith H.J. A French Influence on Goldsmith’s Citizen of the World // Modern Philology. 1921. Vol. 19. No. 1 (Aug.). P. 83–92.

14 Davidson L.J. Forerunners of Goldsmith’s The Citizen of the World // Modern Language Notes. 1921. Vol. 36. No. 4 (Apr.). P. 215–220.

15 Drews P. Deutsch-slavische Literaturbeziehungen im 18. Jahrhundert. München: Verlag Otto Sagner, 1996 (Slavistische Beiträge. Bd. 337). 430 S.

16 Emig J. Recueil pour l’esprit et pour le cœur // Dictionnaire des journaux (1600—1789). Édition électronique revue, corrigée et augmentée / Sous la directionde J. Sgard. 2015. URL: http://dictionnaire-journaux.gazettes18e.fr/journal/1180-recueil-pour-lesprit-et-pour-le-coeur (дата обращения: 02.07.2020).

17 London A. Secret History and Anecdote // The Secret History in Literature, 1660–1820 / ed. by R. Bullard, R. Carnell. Cambridge: Cambridge University Press, 2017. P. 174–187.

Источники

18 [Курганов Н.Г.] Российская универсальная грамматика, или всеобщее письмословие… СПб.: [Тип. Морск. кад. корпуса], 1769. 424 с.

19 Ни то ни сё в прозе и стихах, ежесубботное издание 1769 года. [СПб.: Тип. Акад. наук, 1769]. № 1–20. 160 с.

20 A Pocket Dictionary; or Complete English Expositor... 2 nd ed. London: J. Newbery, 1758.

21 Berlinisches Magazin, oder gesammelte Schriften und Nachrichten für die Liebhaber der Arzneiwissenschaft, Naturgeschichte und der angenehmen Wissenschaften überhaupt. Berlin: A. Wever, 1765. Bd. 1. 797 S. + Reg.

22 Beitrag zur Unterhaltung munterer und ernsthafter Gesellschaften. Eine Wochenschrift, bestehend in kurzen moralischen, physicalischen und historischen Abhandlungen...Hamburg: G. Dalençon, 1767. [Bd. 1]. 7. Stück. 12. Juni. S. 49–56.

23 Bibliothèque des sciences et des beaux-arts. La Haye: P. Gosse junior et D. Pinet, 1763. T. 20. 2 nde partie. Octobre, novembre, décembre. P. 309–566.

24 Buchanan J. New English Dictionary... London: A. Millar, 1757.

25 Büsching A.F. Vorbereitung zur gründlichen und nützlichen Kenntniß der geographischen Beschaffenheit und Staatsverfassung der europäischen Reiche und Republiken... Hamburg: J.K. Bohn, 1758. 150 S.

26 Dictionnaire de l’Académie françoise. 4 me éd. Paris: Veuve de B. Brunet, 1762. T. 1: A—K. 984 p.

27 Dictionnaire historique, critique et bibliographique, contenant les vies des hommes illustres, célèbres ou fameux de tous les pays et tous les siècles… Paris: Menard et Desenne, 1822. T. 22. 496 p.

28 Dictionnaire portatif de commerce, contenant la connoissance des marchandises de tous les pays… Copenhague: Frères C. & A.Philibert, 1762. T. 7: S—Z. 494 p.

29 Frisch J.L. Nouveau dictionnaire des passagers françois-allemand et allemand-françois, oder neues französisch-teutsches und teutsch-französisches Wörterbuch… Neue und vermehrte Aufl. Leipzig: J.F. Gleditschens sel. Sohn, 1737. 744 Kol.

30 [Johnson S.] A Dictionary of the English Language: In which the Words are Deduced from their Originals, and Illustrated in their Different Significations by Examples from the Best Writers: in 2 vols. London: W. Strahan, 1755. Vol. 2. [1161] p.

31 [Johnson S.] The Idler: in 2 vols. London: J. Newbery, 1761. Vol. 2. 285 p.

32 Journal de commerce. Bruxelles: J. Vanden Berghen, 1760. Août. 228 p.

33 Journal helvétique ou recueil de pièces de morale, de politique, d’économie, d’agriculture, d’histoire naturelle & civile &c. Avec des pièces fugitives de littérature choisie, en prose & en vers... Neuchâtel: L’imprimerie des éditeurs, 1769. Janvier. 112 p.

34 [Goldsmith O.] Le Citoyen du monde; ou lettres d’un philosophe chinois a ses amis dans l’Orient / [Tr. P. Poivre]. Amsterdam: J.F. Boitte & Co., 1763. Vol. 2. 264 p.

35 Goldsmith O. The Citizen of the World: or Letters from a Chinese Philosopher, Residing in London, to his Friends in the East… [Pt. 1]. London: Printed for the author, 1762. 286 p. URL: http://name.umdl.umich.edu/004897171.0001.001 (дата обращения: 02.07.2020).

36 Recueil pour l’esprit & pour le cœur. Zelle, 1764. T. 1. 1 re partie.

37 [Saint-Lambert J.-F.] Aventure d’un jeune officier anglois chez les sauvages Abenakis; tirée de mémoires particuliers // Gazette littéraire de l’Europe. Paris, 1765. T. 4. Février. P. 230–233.

38 [Schweser C.H.], Krackherr C.F. Des klugen Beamten tägliches Handlexicon, in welchem alle Juristische und bei der Kaufmannschaft sowohl als in Zeitungen gebräuchliche auch überhaupt im gemeinen Leben vorkommende fremde Worte und Redensarten in alphabetischer Ordnung gebracht und erkläret worden… Nürnberg: G.N. Raspe, 1768. 534 S.

39 The London Magazine: or, Gentleman’s Monthly Intelligencer. London: R. Baldwin, 1764. August. P. 387–432.